20:02 

Макс Кристов
Нельзя отказаться от мечты, не попробовав осуществить её!
Решился таки кинуть сюда..
Название: Родительское слово
Фэндом: One Piece.
Персонажи: Санджи/Усопп, Ясопп, мугивары на заднем плане.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор.
Статус: закончен.

Очередной остров, очередная вылазка на него и закупка нужного провианта, да и вообще того, что требовалось для продолжения пути, однако для рыжеволосого навигатора это стало пыткой. Лог-пос настраивался для следующего острова ровно пять дней, ни больше, ни меньше, и все бы ничего, если бы надоедливый сейчас капитан не зудел над ухом. Приспичило же этому резиновому мелкому обжоре, который по ошибке обозвал себя капитаном, бежать навстречу приключениям, дословно. Нами в который раз уже запускала в полет с легкой подачи кулака Луффи.
- Сколько раз тебе, придурок, говорить, что не в силах я приказать лог-посу настроиться сейчас?! Я что, колдунья тебе какая-то?! – орала доведенная до предела Нами, треснув по макушке Луффи у которого тут же на голове вылезла шишка таких размеров, что любимая соломенная шляпа капитана не налезала на его «котелок».
- Не, - зевнул лежащий на зеленой палубе Санни Зоро, - не колдунья, ведьма.
А потом снова захрапел, слыша через сон от навигатора трехэтажный мат в свою сторону.
- Видишь, Зоро говорит, что ты ведьма! – без тени иронии воскликнул Луффи, пытаясь нахлобучить шляпу на шишку.
- Идиот!!!
В общем, за короткий срок на голове Луффи не оказалось живого места.
- А где эти двое болванов?! – рычала обозленная на весь мир девушка, оглядываясь по сторонам и ища глазами следующих жертв.
- Кок-сан и Носатик ушли в город закупаться, - с улыбкой ответила Робин, стоя наверху.
- Хоть кто-то занимается делом, хотя эти двое влюбленных готовы где угодно обжиматься… Ааай!!! – прокричала Нами, наткнувшись на два ряда пустых бутылок из под колы и ушибив пальцы на ноге. – Френкиии!!! Убери немедленно свои чертовы бутылки!!!
В общем, досталось всем. Кроме Чоппера. Но бедняга заперся у себя в кабинете, хлебая пузырьки с валерьянкой один за другим и дожидаясь с дрожью, пока навигатор не выбьет ногой дверь лазарета, дабы все получили по «заслугам».
А в это время, где-то в самом центре рынка и магазинчиками города, точнее между этими магазинчиками, в темных и безлюдных закутках, тесно прижавшись друг к дружке и обнимаясь, горячо целовались двое парней из команды мугивары.
Санджи, увидев эти закоулки, просто не смог устоять, дабы не ухватить своего несовершеннолетнего любовника за ремень сумки и не утащить подальше от людских глаз, чтоб поприставать.
- Санджиии, - протянул жалобно Усопп, когда ладонь блондина легла ему на ягодицу, мягко сжав, - я стесняюсь…
- Стесняйся, - закрыв один глаз и хитро улыбнувшись, ответил тот, - меня еще больше это заводит.
- Ну Санджиии…
Хоть Усопп и скулил, отворачивался, отнекивался, однако позволял коку покрывать смуглую шею горячими поцелуями.
- Эй!.. Там кто-то идет!..
- Усопп, тебе еще не по фигу? Я тебя столько раз целовал на людях!
- Но не так же… Ммм!..
Санджи пришлось насильно ворваться в его рот языком, чтобы заткнуть своего любимого трусишку. Все так замечательно шло, а на грандиозный облом он не соглашался.
Но в самом деле, кто-то ворча что их горе-капитан дал неправильное направление к рынку, остановился подле них, внимательно разглядывая страстно целующуюся парочку. Из-за расстояния и малого количества света, разглядеть лица этих двоих было сложно, но мужчина средних лет с соломенным цветом волос точно и с обалдением понял, что оба парни! И судя по телосложению того, кто был прижат к стене, оказался совсем мальчишкой! Что с этим грешным миром?! То их капитан подобные кренделя выкидывает, то вот ЭТО сейчас перед глазами, без зазрения совести!
- Вам не стыдно, а? – не выдержал мужчина, обращаясь с укором. – Средь белого дня! На людях!
Ноль эмоций. Эти двое продолжали свои лобзания, да еще в придачу мелкий начал как на зло, постанывать. Дескать, на-ка, выкусь!
- Да вам же жениться надо, извращенцы несчастные! – не унимался свидетель запретной любви. – А вы вытворяете здесь пошлости!
Снова фееричный игнор, вдобавок ладонь блондина спустила с худого плеча мелкого лямку.
- Да вы!..
- Дядя, - не выдержал Санджи, обернувшись с угрожающим лицом на надоедливого прохожего, - ты кто такой вообще? Давай, до свидания!
- Ты! – мужчина тыкнул гневно в блондина пальцем, подходя ближе так, что сумел разглядеть лица обоих. – Педофил! Да у меня сын такого же возраста, как…
Его лицо медленно вытягивалось, глядя на Усоппа, а голос делался тише.
- …этот…
Палец, указывающий теперь на побелевшего как полотно канонира, начал дрожать.
-…мальчишка…
Последнее было произнесено мужчиной дрожащими губами, хватая едва не теряющего сознание снайпера за плечи, одновременно отдирая его от стены, в которую он вжимался… темные кудрявые волосы… карие глаза… вытянутый нос!..
- Ах ты, бессовестный ублюдок! – гаркнул мужчина, резко и прожигающим взглядом смотря на непонимающего Санджи. – Какого хрена ты вытворял тут с моим сыном?!

После такого заявления ничего кроме, как пригласить Ясоппа на Санни на тот период, пока команда Луффи находилась на острове, в головы Санджи и Усоппа не пришло. Было забавно наблюдать, как эта молчаливая троица топала до корабля: Санджи пытался идти поближе к Усоппу, точнее приближался к нему бочком, в то время как Ясопп, крепко держа за руку напряженного сына, дергал его ближе к себе, дабы блондин не добрался до желаемой цели. Нет, вообще Усопп был рад увидеть отца за столь долгое время, но он не ожидал, что эта встреча произойдет при таких обстоятельствах.
Гробовая тишина стояла около пяти минут, после того, как все трое заняли свои места на камбузе. Усопп, сидя за столом и изучая какое-то пятно на нем, вжал голову в плечи; Санджи, сидевший подле канонира, все никак не мог решить, закурить или нет; Ясопп, усевшийся во главе стола со скрещенными руками на груди, смотрел строгим взглядом то на одного, то на другого. А у закрытой двери корабельной кухни, толпились остальные мугивары, пихаясь и толкаясь, чтобы отхватить кому-то первому возможность утолить свое любопытство. Ведь такой гость пожаловал, да еще и причина какая!
- И что ты мне на это скажешь, сын? – прервал тишину Ясопп, глядя на вздрогнувшего мальчишку, который съежился еще сильнее.
- Привет, пап, я очень рад тебя видеть? – натянуто улыбаясь, попытался отшутиться Усопп, однако взглянув на выражение лица отца, вновь испуганно опустил голову. – Я не…
Послышался громкий «глоть» со стороны Усоппа, а его палец начал таки ковырять несчастное пятно на столе, дабы утихомирить пошатнувшиеся нервишки.
- Чего «не»? – от интонации голоса отца, мальчишка побелел, однако собрав всю свою волю в кулак, выпалил скороговоркой.
- Я люблю Санджи, а он любит меня, я хочу быть с ним столько, насколько нас хватит!
На время своего монолога, канонир смотрел с покрасневшим лицом на мужчину, но закончив, начал вновь буравить пятно на столе. Ясопп с недовольной миной глянул на Санджи, что улыбался довольной улыбкой, улыбкой похлеще кота слопавшего миску со сметаной. И, кажется, блондин решил испытать родительские нервы коварным способом, прижимая к груди Усоппа восклицанием «Ты мой котенок!».
- Руки прочь!!! – вскочил с места Ясопп, тыкая пальцем в лицо парня. – Пока я здесь, не сметь даже дышать близко на него!
Усопп начал мелко дрожать от этих воплей все еще находясь в объятиях. Санджи же, смотря на папеньку скептическим взглядом, позволил чуть дрогнуть своей брови.
- Что плохого в том, что Ваш сын хочет быть со мной? – парень нехотя отстранился от снайпера, который даже пикнуть боялся.
- Во-первых, ты парень, - Ясопп медленно прошелся по камбузу, остановившись у холодильника и какое-то время решаясь влезть в него или нет, - и во-вторых, у тебя на физиономии написано «бабник и ловелас»!
Тут даже Усопп не смог сдержаться от того, чтобы не хрюкнуть от смеха, на что получил укоризненный взгляд от любовника. Мальчишка лишь пожал плечами, неловко улыбаясь, дескать, ну было же.
- Агааа! – угрожающе протянул Ясопп, становясь в позу. – Таки я угадал!
Санджи устало закатил глаза, обещая самому себе «наказать» Усоппа за его палевный «хрюк».
- Я завязал с этими похождениями, - ответил кок закуривая, - и уже давно…
Раздался выстрел, от которого Санджи вздрогнул на месте, а Усопп вообще свалился со скамейки от испуга. Конец сигареты, что еще торчала у блондина во рту, был отстрелен и преобразован в форму «розочки». Напротив, хлебая из стеклянной бутылки пиво, вытащенное все-таки из сандживского холодильника, стоял Ясопп, держа в вытянутой руке пистолет, из дула которого поднимался к потолку дым. Сделав еще пару глотков и с удовольствием выдохнув, Ясопп глянул на уже раздраженного блондина.
- Прекращай травить моего сына этой дрянью!
- Пап! – выкрикнул охрипшим голосом возмущенно Усопп, подбегая к парню и проверяя того на наличие ран. – А если бы ты попал в него?!
- Не смеши меня! – хохотнул мужчина. – С такого расстояния я в блоху попаду… ты что, оскорбить меня хочешь?!
- Никого я не хочу оскорблять! – зажмурился канонир, топая в знак протеста ногой по полу. – Блин, какой же у тебя характер сложный оказывается! Отстань от Санджи!
- Никогда! Он совратил тебя, с пути истинного сбил! Тебе что, дороже этот Мишенебровый родного отца?!
- Не зазывай его так!.. Я его люблю и… и тебя тоже люблю!.. Но ты должен меня понять!
Санджи, с полным равнодушием смотря на сцену отца и сына, выплюнул испорченную сигарету и поднялся с места, направляясь к главной палубе, чтобы покурить по-человечески. Открывая дверь камбуза и выходя, он тихо хмыкнул, вымолвив:
- Снайперы, блин…
После чего вышел из помещения.
- Санджи! Подожди!
Усопп хотел было сорваться с места, чтобы догнать блондина, успокоить, извиниться за выходки отца, поцеловать на крайний случай, но встретился со взглядом Ясоппа. На лице четко, крупными буквами было написано «Уйдешь, будешь врагом номер один!». Канонир, чувствуя безвыходность ситуации, взвыл, хватаясь за голову и решив, что лучше вообще где-нибудь отсидеться и не вылезать до лучшего момента.
Довольный Ясопп лишь пожал плечами, достав еще одну бутылку пива и смотря на столпившуюся команду мугивар у открытой двери камбуза, изредка слыша бурчание Зоро по поводу его нагло стыренной выпивки.

* * *
- У твоего отца какая-то паранойя, что я разобью тебе сердце, - обиженно хмыкнул Санджи, стоя с Усоппом на главной палубе и смотря на ночное небо, усыпанное яркими звездами, - дескать, попользуюсь и кину… ты ведь не веришь этому?
- Конечно нет, - улыбнулся Усопп, прижимаясь спиной к груди обнимающего его кока и сплетая свои пальцы с его, - это первое время было страшно…
- Мой маленький трусишка, - благоговейно ответил блондин, потеревшись щекой о шелковые кудри.
- Я не трусишка, - набычился канонир, - и не маленький!
- Ну, кто сказал, что это плохо? – едва не урчал Санджи, обнимая крепче снайпера своими руками и руками мальчишки, не захотев выпускать сплетенных с ним пальцев. - Я хочу защищать тебя.
- А тебя кто защитит, если что-то произойдет? – вздохнул Усопп. – Я, конечно, очень сильно пугаюсь всех этих битв, драк, врагов…
Тело канонира поежилось, но он продолжил:
- Но если будет безвыходная ситуация насчет тебя, я стоять спокойно не смогу.
- Я справлюсь, не бойся, - не отлипая и на миллиметр от снайпера, улыбался Санджи.
- Не, ну вот смотри на ситуацию…
- Усопп, стоп!
- Аре?
- Я слышал, что твои некоторые придуманные истории воплощаются в реальность.
- Ой, - Усопп с озадаченным видом прикусил губу, резко прекращая этот разговор, на что кок только улыбнулся.
- Не кусай губы, - тихо попросил блондин, нежно проведя носом по смуглой шее.
- Не могу… Особенно, когда ты касаешься шеи…
- Давай я твои губы лучше поцелую…
Санджи, повернув мягко к своему лицу лицо снайпера за подбородок, потянулся к желаемым губам, но…
- Кого это ты собрался целовать? – голос сбоку, принадлежащий уже до чертиков надоедливому родителю, для Усоппа прозвучал так, словно сам Дьявол поднялся к смертным. Поэтому неудивительно, что мальчишку начало потряхивать. – Я тебе сейчас так поцелую, что навсегда забудешь, как это делается!
Ясопп, сидящий на корточках на широком бортике Санни, перевел суровый взгляд с блондина, лицо которого украшал всемирный пофигизм, на перепуганного сына. Когда глаза отца остановились на Усоппе, мальчишка перепугался еще больше, чувствуя, как подкашиваются ноги. Благо Санджи сумел его удержать.
- Такими темпами Ваш собственный сын поседеет раньше времени, - буркнул кок, не выдерживая и прижимая тело мальчишки к себе.
- Ты бы вообще молчал! А ты, - Ясопп ухватился за руку канонира, - марш в кровать!
Здесь даже знаменитый страх Храброго Воина Моря отступил, придя на его место бурное возмущение.
- Я уже не маленький мальчик! – вырвав руку из отцовской, Усопп прижался крепко к блондину, обнимая его за талию и упрямо смотря на офигевшего папу. – И я пойду спать к Санджи!
Внутри блондина зазвенело множество ликующих колокольчиков, оповещая лишь об одном, о победе. Парню очень хотелось показать шокированному родителю язык, но посчитав, что так лишь усугубит дело, просто завел пальцы в любимые кудряшки, поцеловав макушку Усоппа.
Скрежеща зубами, Ясопп не спускал убийственного взгляда с этой парочки и процедил, обращаясь к сыну:
- Ооочень хорошо! Ты пойдешь спать к этому Мишенебровому, но только после того, как я нацеплю на твою тощую задницу пояс верности!
- Вообще-то… уже поздно, - брякнул Санджи, и только потом понял что натворил, покрываясь капельками пота на лице и застыв на месте. Усопп, что-то проскулив, очень-очень захотел сейчас куда-нибудь исчезнуть, хоть на луну к Энелю в качестве банана, а сбоку, тяжело дыша, словно загнанный бык, вот-вот должен был взорваться мощный вулкан с именем Ясопп.
- Ну беги, засранец, - пистолет был перезаряжен и мужчина таки взорвался. Санджи успел лишь воскликнуть «Ой, ё!», когда раздался первый выстрел под ноги, и после чего парень дар деру в неизвестном направлении.
Глядя, как отец гоняет по всему кораблю с воплями «Я оторву твое достоинство!», Усопп, бухнувшись на колени с хныканьем, задавался вопросом за какие такие грехи им такое «счастье»?

- Я надеюсь, что хоть ночью он оставит нас в покое? – откинув голову назад и тихо простонав от удовольствия, что, наконец, сумел присесть, вымолвил Санджи. – Нехилый у тебя «старик»! Так погонял меня! Хорошо хоть только под ноги стрелял…
Кок усмехнулся, сидя на кровати в своей каюте и вытянув ноги, он глянул на сбоку стоящего Усоппа.
- Ох, мои ногиии…
Протянул парень, ощущая вселенское гудение и тяжесть в них.
- Хочешь помассирую? – виновато глянул канонир на своего любовника, подойдя ближе. Сейчас Усопп чувствовал за собой вину, как никто другой. Все эти мучения, оскорбления в сторону Санджи… Он очень хотел хоть как-то загладить ошибки отца.
- Не говори глупости, мои ноги и не такое выдержат, - улыбнулся блондин, притягивая мальчишку к себе за пояс и усаживая себе на колени, - лучше я тебя поцелую, а то мне этого сделать не дали…
Смущенно улыбаясь и держа руки на плечах Санджи, Усопп сам подался вперед, склонив голову чуть набок и подарив тому поцелуй. Поцелуй оказался робким, касаясь лишь губами, но теплый для сердца и крайне милый. У парня внутри все перевернулось от любимых губ, от того, что Усопп сам взял в руки инициативу, хоть и небольшую, в виде поцелуя… Отлично! Возбуждения для полного счастья не хватало!
- Хочешь...
Короткий чмок в губы.
- Сходим…
Вновь такой кроткий поцелуй, но уже в подбородок.
- Примем душ вместе?..
Сначала канонир покраснел, потом побледнел, а потом глянул на блондина виноватым взглядом.
- Ладно, ничего не говори, - обхватив с улыбкой лицо мальчишки ладонями, губы Санджи чмокнули его кончик носа, - я и сам опасаюсь, что твой папенька выкатиться откуда-то из под ванной.
Кок мягко похлопал снайпера по бедру, чтобы тот слез с колен и дал ему уйти в душ. Усопп нехотя переполз на кровать, падая на подушку головой, не раздеваясь и не скидывая обуви, и по фигу, что Санджи потом будет орать. Слишком день выдался тяжелый, чтобы заботиться о таких мелочах.

Поздно ночью, лежа друг другу лицами и тепло улыбаясь, Санджи и Усопп до сих пор не могли уснуть, болтая о всяких глупостях и просто наслаждаясь уединением. Блондин, смотря на освещенное лунным светом лицо мальчишки, не смог удержаться от нежных поглаживаний ладонью по щеке, проводя попутно подушечкой большого пальца по пухлым губам. В последний момент сам Усопп замолк, чувствуя, что в данный момент плевать ему на страх перед отцом, его тело желало тех прикосновений, какие обычно дарил ему любимый. И вновь он сам тянется за поцелуем, замечая, как Санджи с улыбкой закрывает глаза, дав возможность действовать ему.
Вообще поведение Усоппа за сегодня дико радовало кока, и он лишний раз убеждался в том, что даже подобный страх снайпера не способен передумать в его решении этих отношений. А теперь Усопп проявляет такую активность в прикосновениях, поцелуях…
Санджи, давя улыбку на пол лица и потянувшись за поцелуем сам, резко распахнул глаза, когда вместо мягких и нежных губ канонира ощутил что-то стальное и холодное. Ну конечно! Чего еще можно было ожидать?!
Ясопп, держа одной рукой сына, у которого на глазах виднелись слезы страха, утыкался куда-то в область сандживского рта дулом пистолета, при этом очень так удобно устроившись под одеялом между влюбленной парочки.
- Думал, не узнаю? – усмехнулся мужчина. – Если сейчас не свалишь, я нажму на курок.
Санджи с места двигаться не собирался, уперто лежа и смотря тяжелым взглядом исподлобья на этого любителя правильных гетеро отношений. Хотелось врезать. Со всей дури, ногой, по наглой морде. Но в уме Санджи как заведенный, словно мантру, повторял лишь одно: это отец Усоппа! Это отец Усоппа!
- Пап!
С ужасом всхлипнул канонир, брыкаясь и пихаясь всеми способами, чтобы выбраться из крепкой хватки отца.
- Да ладно, - хохотнул Ясопп, смотря на тщетные попытки сына освободиться, после чего убрал оружие с глаз, - пошутил же, но! Спать я буду с вами, так что доброй ночи, ребятки.
С довольной улыбкой на пол лица, мужчина закрыл глаза, закидывая одну руку за голову, другой удерживая затихшего канонира.
Проследив в полной тишине около минуты за папенькой, Санджи с Усоппом переглянулись, после чего кок начал жестами объяснять мальчишке план побега. Тот активно кивал, соглашаясь на то, чтобы подождать, пока послышится храп, а потом уже…
- Если я закрыл глаза, это не значит, что я не в курсе ваших коварных планов, малолетние извращенцы, - не открывая глаз, вымолвил неожиданно Ясопп, заставив вздрогнуть сына и выругаться про себя Санджи.
Ребятам ничего не оставалось, кроме как покорно лечь по краям и попытаться уснуть. Правда утром Ясопп, качая головой и с тяжелым вздохом, сможет увидеть картину, где его сын, мирно сопя с улыбкой, будет лежать на груди блондина, который заведя пальцы в кудри Усоппа и обнимая его за талию другой рукой, распластается на полу, возле кровати.

* * *
- Малыш, вставай, - Санджи легонько потряс Усоппа за плечо, на что мальчишка, недовольно промычав, махнул рукой, словно отмахиваясь от надоедливой мухи, - харош дрыхнуть, Усопп! Без завтрака оставлю!
- Ну чего еще? – канонир, лохматый и сонный, уселся на полу на сандживской рубашке, потирая один глаз. – Вечно ты этим угрожаешь… Придумал бы что-нибудь поинтереснее… Ааа!..
Усопп зевая, нехотя поднялся, подходя к стулу на котором находился комбинезон. Блондин, наблюдая за снайпером с улыбкой, смотря на оголенное плечо, с которого сползла лямка длиннющей майки, спускающая по колена, тихо подошел сзади, обняв канонира за талию.
- Ой! – вздрогнул Усопп, оборачиваясь недовольно. – Санджи… напугал блин!.. Ну хватит, ё-к-л-м-н!
Мальчишка пытался отделаться от домогающихся до его бедер и зада рук.
- Ну дай ты мне одеться!
- Какой ты все-таки худющий, - ладони кока легли на впалый живот любовника, - но это так заводит!..
- Санджи!.. Да блин!..
Усопп отпихивал лицо блондина от своей шеи, дабы тот не касался ее губами быстрыми, но обжигающими поцелуями.
- Кстати, - хитро улыбнулся парень, заправив кудрявую прядь за ухо и тихо говоря, - в следующий раз, утром, я буду грозить не завтраком, а тем, что если ты не поднимешь свой мелкий симпатичный зад…
Ладонь кока сжала ягодицу канонира, вызывая у того сильный приступ смущенности вперемешку с возмущенным писком.
- …я поздно ночью свяжу тебя и накажу!..Ты мне еще за свой вчерашний «хрюк» должен!
- Озабоченный…
- Ох… Все же ты сын своего отца, - вздохнул Санджи с улыбкой, резко оставив на смуглой шее засос, и само собой вызывая кучу возмущённых возгласов у снайпера.
- А, да, - кок обернулся на Усоппа, находясь в открытой двери каюты, - я чего тебя разбудил… Я живой!
Усопп глянул на любовника со скептическим взглядом.
- И? Я, представь себе, тоже, или ты считаешь, что за ночь, пока мы спали, должны были прийти какие-нибудь черепахи-мутанты из недр океана и заклевать нас своими клювами с рядом острых зубов?
Санджи ничего не ответил, просто молча подошел к мальчишке, приложив ладонь к его лбу.
- Усопп, признавайся, - очень серьезно глянул парень, - что ты куришь? Я тоже это хочу!
- Да иди ты! – Усопп нервно убрал руку уже хохочущего блондина со своего лба. – Я тоже не в восторге, что всякий бред мне снится!.. И кстати, было страшно!
- Фантазер, - утирая слезы, вымолвил Санджи, снова подойдя к выходу, - но я о том, что за ночь, пока мы спали, твой батенька меня не пристрелил, не выкинул за борт, не отрезал мне самую важную часть моего тела в жизни, как вчера грозился.
- Ну может он все-таки смирился, - пожал плечами Усопп, накидывая лямку комбинезона, - он ведь даже нас растаскивать не стал, хотя наверняка видел утром, как мы в обнимку спим.
- Твоя правда, но что-то я сомневаюсь, что все так просто, - хмыкнул с какой-то ехидной улыбкой Санджи, выходя из каюты, - жду тебя к завтраку.
- Угу…
Вроде бы ничего не предвещало беду: Санджи не спеша, засунув руки в карманы, собирался спускаться по лестнице, Усопп натягивал сапоги, борясь с желанием снова ткнуться в подушку носом, однако все было не так, как казалось. Только блондин спустил ногу на одну ступеньку, как ощутил, что его ступня явно порвала туго натянутую и откуда-то взявшуюся леску. С запоздалым «Что?!», Санджи кубарем катиться вниз с лестницы, сопровождая свой полет матюками, и если бы это было полбеды! Через каждую ступень была натянута такая же леска, как на самой первой, и теперь, когда в кока с глухим хлопком начали попадать разноцветные шарики, оставляя на рубашке пятна того цвета, какой был снаряд, парень приблизительно сообразил, что это были за лески, шары с краской, и чьих, собственно, это рук дело.
На шум и крик, выскочил побледневший канонир, и когда заметил разноцветного и стонущего от боли внизу лестницы блондина, ничего кроме испуганного «ох!» выдохнуть не смог, кидаясь к пострадавшему парню.
- Санджи… ты цел?! – помогая приподняться, спросил Усопп дрожащим голосом.
- Я же… я же говорил, что сомневаюсь…
- С добрым утром, ребята!
Двое пар глаз уставились на стоящего впереди Ясоппа, который пил с довольной улыбкой пиво. Теперь даже во взгляде Усоппа можно было прочитать кучу всего отрицательного в сторону заигравшегося в правильность отца.

После завтрака на камбузе остались только трое: Санджи, с перевязанной головой, что-то готовил у плиты; Ясопп, выслушав недавно от сына выговор, который затянулся минут на двадцать, приводил в порядок свое оружие; Усопп же, сидя без аппетита, ковырял вилкой в тарелке.
- Не понравилось? – обернулся Санджи на мальчишку, беззлобно спрашивая. – Я грибы не добавлял…
- Нет, нет!.. Ты же знаешь, я всегда люблю твою готовку! – поспешно тараторил канонир, перебив с виноватой улыбкой. – Аппетита нет просто.
- Так и скажи, что паршивая стряпня, - язвительно улыбаясь, глянул на сына Ясопп, - не боишься...
- Прекрати…
- …Отравиться?..
- Я сказал, прекращай! – Усопп, резко вскакивая с места и кидая с громким стуком вилку в тарелку, смотрел на мужчину прожигающим взглядом, в котором явно читалась ненависть. – Как ты…
Мальчишка, трясясь от злости, сжал кулаки и стиснул зубы.
- Как ты только смеешь такое говорить?!
- По той простой причине, что я твой отец!..
Ясопп, вставая со своего места, хотел было возмутиться, но пальцы канонира крепко вцепились в ворот рубашки отца, притягивая на себя и продолжая зло выкрикивать слова:
- Да черта с два!!! Ты не имеешь никакого права так вести себя со мной!.. Где же ты был все эти годы?!.. Где ты был, когда мама нуждалась в тебе?!.. Где ты был, когда она умирала у меня на глазах?!!
Усопп сам не заметил, как набирающие в глазах слезы потекли по щекам, а руки начали чуть трясти держащий ворот.
- Усопп… не надо…
Удивленный Санджи, наблюдавший за резкой переменой любовника, попытался остановить эту серьезную ссору, но тот ничего не слышал.
- Я тебя спрашиваю, где ты был, когда она умирала?!.. Придумай мне оправдание, в которое я поверю!..
Ясопп молчал. Просто смотрел на всхлипы и слезы сына, на его злость, что читалась не только в каждом жесте, но и в самих словах.
- И после этого ты смеешь меня воспитывать и оскорблять человека, который подарил мне больше, чем ты?!
- Усопп! – Санджи подался вперед, не теряя последней попытки остановить все это, чтобы не произошло все точно так же, как в Вотер7. – Ты не прав!
- Прав, Санджи! – выкрикнул плача Усопп, резко повернувшись к парню. – На этот раз прав… И он сам это знает, что это так, поэтому и молчит!
Мальчишка опустил голову, стиснув зубы и сжимая ткань в пальцах.
- Ты не отец…
Громкий всхлип, не поднимая головы.
- Ты совсем не отец!.. Родители радуются за детей, когда видят, что в жизни у них хорошо!.. Но ты!..
Усопп поднял голову, смотря на мужчину с ненавистью, после чего пальцы резко отпускают ворот рубашки.
- Я отказываюсь быть твоим сыном!
Ясопп по-прежнему молчал, наблюдая за сыном со спокойным видом, Санджи только и смог процедить сквозь зубы «проклятье!».
Когда канонир, громко всхлипнув, сорвался с места, выбегая вон с камбуза и вытирая на ходу слезы, Ясопп со вздохом опустился на свое место, печально улыбнувшись.
- Глупый мальчик…
Сбоку, со стороны Санджи, послышался вздох, после чего парень, отключая плиту, щелкает зажигалкой.
- Не обращайте внимания на его слова, наверняка он уже жалеет о случившемся, подобный случай был с нами и с Усоппом…
- Нет, нет, - улыбнулся все той же печальной улыбкой Ясопп, - он абсолютно прав… Я бросил его совсем маленьким, надеясь, что Банчина даст должное внимание… Она понимала, что море, плавание, пираты для меня это истинная жизнь, но…
Мужчина тяжело выдохнул.
- Но я не думал, что так все обернется… Я действительно никудышный отец…
- Не торопитесь с поспешными выводами, - перебил остановившийся в дверях Санджи, делая глубокую затяжку, - я верну его, и Вы убедитесь, что он по-настоящему восхищается Вами.
После этих слов, парень оставляет Ясоппа одного, в тяжелых мыслях раздумий.

Усоппу было все равно куда бежать, ноги сами несли юного изобретателя вдоль берега, который окрасило золотым светом заката. Все равно сейчас куда!.. Главное побыть одному, обдумать о случившемся и принять окончательно то, что он наговорил отцу. В тот момент пелена злости затмила все, и рассказы матери об отце, что всегда слышались от Банчины с улыбкой на губах, и то время, когда Усопп с замиранием сердца слушал эти истории, и даже восхищение и стремление быть, как папа. Да, он наговорил много нехорошего сейчас на Санни, но мальчишка свято верил, что высказал правду, хоть и горькую.
Когда у Усоппа уже не было сил сломя голову бежать вперед, глотая всхлипы, он остановился, упав на колени и разревевшись. Какие чувства в тот момент поспособствовали этой реакции, мальчишка пытался понять сам. Вроде присутствовала злость, злость на отца, на его нежелание понять родного сына, которого так долго не видел, на его антипатию, безрадостность, что все хорошо в его жизни, что есть человек, который его любит, холит и лелеет, защищая от любой опасности собственной жизнью. Однако было и сожаление. Усопп прекрасно понимал, что наговорил лишнего, особенно с последней фразой, знал, что надавил наверняка на больное место отца, но до конца уверен, что понимание в выборе человека, с кем хотел бы провести он оставшееся время жизни, от Ясоппа никогда не получит.
- Все-таки в удирании тебе нет равных, малыш, - раздался позади голос Санджи, который с грустной улыбкой смотрел на трясущегося от слез канонира.
- Отстань!.. Уйди!.. Оставь меня одного! – вымолвил Усопп, не оборачиваясь.
- Извини, Усопп, - блондин опускается на песок напротив ссутулившегося от слез снайпера, - но оставить тебя в таком состоянии я не могу, хоть и считаю тебя немного не правым по отношению к отцу.
Мальчишка ничего не ответил, лишь шмыгнул носом, после чего отвернулся на спускающее за горизонт солнце.
- Знаешь, а я ведь совсем-совсем не помню своих родителей, - задумчиво начал Санджи, глядя в ту же сторону, что и Усопп, - я даже не знаю, живы ли они… Хотя очень бы хотелось узнать.
Послышался щелчок зажигалки, после которого в сторону канонира повеяло запахом любимых сигарет Санджи.
- Это сейчас я не мучаюсь от одиночества по семье, ведь я встретил Луффи, ребят и главное…
Санджи с теплой улыбкой повернул лицо Усоппа в свою сторону, держа его за подбородок.
- …тебя, того единственного человека, с которым я чувствую себя поистине счастливым, но неужели ты хочешь лишиться единственного родителя, прекрасно осознавая, что он жив, что думает о тебе таким вот глупым способом?
Канонир, смотря заплаканными глазами на блондина ощутил, как к горлу подкатывает ком, и чтобы не разреветься снова, прикусил губу, правда это не очень помогло. Крупные слезы падали вниз, а губы со всхлипом, вымолвили:
- Нет…
Санджи, улыбнувшись уголками губ, обнял обеими руками вновь дрожащего от слез мальчишку к груди.
- Вами надо помириться.
- Он… Он ведь не захочет видеть меня… Я такое ведь сказал…
- Стоит это уточнить, - глянув на канонира, предложил Санджи, вытирая слезы изгибом пальцев со смуглого лица, - согласен?
Усопп поначалу замешкался, но несколько секунд спустя кивнул.
- Тогда идем.
И только Санджи хотел было подняться с песка, взяв за руку мальчишку, как оба моментально окаменели от ужаса. С громким плеском воды, высокими брызгами вверх и волнами, из вод океана показалось нечто похожее на огромную черепаху с клювом, в котором виднелся ряд острых, как бритва, зубов.
«Б… Быть не может!..» - подобная мысль промелькнула в головах Санджи и Усоппа, вспоминая их утрешний разговор.
Кок хотел вскочить и вступить в бой с негативно настроившимся существом, но было слишком поздно даже убегать. Единственное что смог сделать Санджи, это закрыть собой побледневшего канонира, который казалось перестал даже дышать в тот момент, когда распахнутый клюв существа стремительно направлялся на них, дабы сожрать.
Нависая над напуганным Усоппом, Санджи зажмурившись, отчетливо услышал тихое «нет» со стороны снайпера, ощутив при этом, как пальцы мальчишки сжали ткань пиджака, дергая на себя и пытаясь хоть как-то остановить этот ужас. В голове блондина звучала лишь одна мысль: если они выберутся из этой передряги живыми и невредимыми, то он серьезно поговорит со своей чудо-второй-половинкой насчет его «выдуманных» историй!..
Три резких выстрела, после которых послышался сильный плеск воды, словно с неба в море свалился фрегат, заставили Санджи резко распахнуть глаза.
- Мелкие тупицы! – проворчал возмущенно, сидевший на большом валуне Ясопп, в руке которого находился пистолет с дымящимся дулом. – Вы что, не слышали, что на закате берегов этого острова находиться крайне опасно?!
- Нет, - хором ответили Санджи с Усоппом, глядя на мужчину и находясь в тех позах, в каких были на время нападения.
- Как я и думал, - скептически кивнул Ясопп, спрыгивая на песок со своего места и пряча любимое оружие за пояс, - сейчас молодежи только бы пообжиматься друг с другом, больше ничего не интересует, даже собственная безопасность.
Не спешным шагом, мужчина подошел к застывшей парочке, на лицах которых можно было прочесть изумление вперемешку с пережитым страхом. Однако спустя несколько секунд, лишь внимание Усоппа перешло на отца, когда он поднял на него глаза. Наступила пауза, в которой Санджи посчитал, что лучше отсидеть в стороне, покурить молча и просто подождать.
Ясопп стоял напротив снайпера около секунды, после чего опустился перед ним на корточки, улыбаясь уголками губ.
- П… пап?..
- Тшшш.
Остановив жестом Усоппа, который готов был вот-вот снова разреветься в голос, мужчина подается вперед, обнимая обеими руками вздрогнувшие плечи мальчишки и прижимая его к груди.
- Не надо ничего говорить, сын, я прекрасно понимаю, что ты прав в тех словах, что высказал мне…
- Н… нет, пап, я…
- Все правильно, Усопп, - настойчиво повторил Ясопп, не выпуская канонира из объятий, - но единственное, что не верно…
Ладони чуть отстранили мальчишку, держа их на его плечах и смотря, как он старательно сдерживает слезы, прикусив губу.
- Не было дня, когда бы я о вас с мамой не думал или кому-то не рассказал, - мужчина широко улыбнулся, - тот же твой друг Луффи, у него уши в трубочки сворачивались от моих рассказов о тебе… Хахаха!!!
После громкого и веселого смеха отца, Усопп, не выдержав, ткнулся носом в его грудь, начиная рыдать и каждый раз, через всхлип, повторяя единственное слово «прости».
- Нууу, - протянул наигранно недовольно Ясопп, но обнимая сына, - что-то ты часто, как девица плачешь… не ной! Ты же Великий и Храбрый Воин Моря, а не барышня на выданье, хотя…
Взгляд перешел на усмехнувшегося Санджи, но после его отрицательного покачивания головой, дескать, чтобы Ясопп свою шутку не заканчивал, мужчина сразу свернул разговор в другое направление. Все же не стоило расстраивать и так перенервничающего канонира еще больше.
- Сын, я хотел сказать кое-что еще, - серьезным тоном говорил Ясопп, обратив взгляд снайпера на себя, - Санджи?..
Ясопп не сводил глаз и с блондина, который недоуменно уставился на родителя уже из-за того, что его назвали по имени, не то, что там по поводу включении его в, казалось бы, ненужный для него разговор.
- …тебя тоже это касается, и наверное тебя особенно, - закончил Ясопп.
Сердце канонира бешено застучало в груди, веря и надеясь в самое сокровенное сейчас свое желание. Даже слезы с истерикой прекратились.
- Санджи, я не так давно заметил, что тут произошло, - серьезно обращался к коку мужчина, - ты всерьез намеревался закрыть собой Усоппа, прекрасно понимая, что удар придется по тебе?
Блондин с улыбкой хмыкнул.
- Вы все сами видели.
- Да, ты прав, и именно поэтому смог поверить в то, что у моего сына есть человек, который не пожалеет даже своей жизни…
К чему вел Ясопп сейчас, Санджи не мог понять. Точнее было одно предположение, но что-то верить в него никак не удавалось, и вот глядя на Усоппа, который с замиранием надежды в глазах уставился на отца, похоже наивно верил, что догадка будет положительной. А если сейчас он, Ясопп, снова расхохочется и скажет, что это все было шуткой?!.. Интересно, по какой родительской линии генов Усопп любит лгать?..
- В общем, запомни, сын, - ладони Ясоппа опустились снова на худые плечи канонира, - делайте, что хотите, трахайтесь, женитесь, плетками друг друга по заднице лупите, плоди… так, ну с этим понятно… Но запомни одно, Усопп: если ты будешь страдать из-за того, кто занял твое сердце, я найду его и сделаю все-таки в его носу третью дырку!
- Я не буду страдать! – Усопп уже радостно вопил на весь берег, болтаясь на шее отца. – Я знаю… просто знаю это!
Пока пищащий канонир душил в объятиях папу, Ясопп наблюдал с улыбкой в тридцать два зуба за сидящим напротив блондином, на чьем лице читалась усмешка.
Губы родителя может и улыбались, а вот глаза, в которых поигрывал дьявольски огонек, говорил лишь ряд предупреждений и свод правил, как стоит вести себя с родным и единственным сыном.
В общем, диалог их взглядов говорил примерно это:
«Увижу хоть одну его слезу – пристрелю!»
«Угу…»
«Узнаю, что его сердце страдает – пристрелю!»
«Угу…»
«Замечу с бабой!..»
«Дайте угадаю? Пристрелите?»
«Нет, на этот раз отстрелю и оставлю жить».
Надо заметить, что последнее заставила блондина слегка поежиться от такого расклада, но уже идя обратно к Санни и держа Усоппа по обе стороны за руки, один любимый и другой родной человек, всех недавних неприятностей словно не было.

На утро все было просто лучшим образом, когда канонир заглянул на камбуз и обнаружил, что отец с Санджи трепятся просто как какие-то старые приятели. Ясопп все то время, как поднялся вместе с коком, выспрашивал у него о сыне, о том, какой теперь Усопп, о его приключениях и достижениях.
Снайпер в первую очередь получил похвалу, что достиг довольно больших высот в изобретениях, химии и вообще положительной жизни этой замечательной команды. Усопп, само собой, расшаркался ножкой, потом гордо и упорно раздувался от собственной важности, пока не получил подзатыльник и ощутимый щелчок по носу.
- Ай, блин! – потирая одной рукой затылок, другой кончик носа, мальчишка возмущенно уставился на отца. – За че это?!
- За то это! Первое, чтобы ты старался преодолевать свои страхи, смог глянуть им в глаза, а второе за вранье.
- Санджи, предатель, - буркнул Усопп, смотря на трясущегося в тихом смехе блондина, - все растрендел…
В обед Ясопп все же решился покинуть Санни, под предлогом, что вечером корабль Шанкса, что прибыл раньше мугивары, начнет свое отплытие.
- Почему Луффи не захотел увидеться с Шанксом? – вопросительно глянул Ясопп на провожающих его Санджи и Усоппа.
- Он хочет сделать эту встречу особенной, - пояснил с улыбкой канонир, – и насколько мне известно, Шанкс ведь тоже не захотел видеться с Луффи, когда ты рассказывал ему позавчера, где останешься ночевать?
- Ага, эти двое болванов чертовски похожи! – расхохотался Ясопп, уперев руки в бока и откинув голову назад, после чего взглянул с родительской улыбкой на снайпера, - мы с тобой тоже встретимся в этом месте, сын.
- Угу, - кивнув, канонир подошел к мужчине, крепко того обнимая и получая в ответ тоже самое, - пап, я всегда гордился и буду продолжать гордиться тобой, чтобы ни случилось.
- Ну и вы, ребята, не огорчайте меня, - улыбался сыну и его второй половине Ясопп, - а теперь…
Он чуть отстраняется назад.
- …бывайте, и до встречи… голубки.
На последнем высказывании, уже спускаясь вниз с Санни, Ясопп все же не смог не съязвить, впрочем одну парочку это только заставило улыбнуться.
- Когда твой папаня не вредничает, - обхватил плечи Усоппа Санджи, после чего поцеловал смуглую шею, заставив табуну марашек проскакать на спине Усоппа, - он классный мужик.
- Я знаю… точнее ни фига не знал, что все так будет, - снайпер попытался прикрыть ладонями свою эрогенную зону, но теперь кончик языка блондина бесцеремонно облизывал изгиб пальцев мальчишки, - Санджи, прекрати!.. Ты не видишь, что меня это смущает?!..
- Вот именно! – ехидно улыбнулся кок, целуя Усоппа в ухо. – И вообще! Я тебя сегодня накажу наконец!
- Аре?..
Усопп договорить не смог, ибо был довольно быстро и резко закинут на плечо, да так, что ботинок слетел с худой ноги, оставаясь на зеленой палубе Санни.
- Какой накажу?!.. За что накажу?!..
- За то, что тогда при отце с бабами спалил, - оскалился Санджи в дьявольской улыбке, держа ладонь на ягодицах мальчишки, - и теперь ты будешь привязан к кровати, а я всячески буду доводить тебя до исступления…
- Не надо, Санджи! – проныл Усопп, хватаясь мертвой хваткой в ткань пиджака своего озабоченного любовника. – Мне стыдно…
- О, дааа! – довольный кок поскакал со своей ношей к каютам.
- Озабоченный извращенец!
- О, дааа!
- Хоть ботинок мой подбери, - тяжело и обреченно вздохнул Усопп.
- Потом сам подберешь, а я хочу в каюту!
- Ты хоть иногда можешь своего Санджи-младшего в штанах удержать подольше?!
- С тобой – нет.
Послышался тихий хнык, после которого очередной вздох и смирение с тем, что сейчас происходит. Да и потом, ведь Санджи всегда делает это для него лишь с огромным количеством ласк, любви и всего того самого приятного, какой бы не был метод.

Комментарии
2012-09-18 в 20:25 

Murasaki.
автор, да это же прекрасно!
:white:

2012-10-03 в 16:59 

Макс Кристов
Нельзя отказаться от мечты, не попробовав осуществить её!
Merry Go., благодарствую)

2012-11-06 в 23:39 

_Monkey D. Luffy_
Тому,кто в своем уме, я снился бы вряд ли.
Хм....*сурьезно хмурит брови* ...большая серьезная работа...и написано не плохо...я вообще жутко пишу,знаю, побывал...*моментально изменился в лице* а вообще очень понравелось Давай, до свидания!,и еще много моментов)

2012-12-06 в 04:23 

Макс Кристов
Нельзя отказаться от мечты, не попробовав осуществить её!
_Monkey D. Luffy_, спасибо, буду стараться)

   

Сообщество SanUs

главная